Михал Квятковски: «Накопившаяся усталость – причина неудачного сезона 2019 года»

0
2

  29-летний польский велогонщик команды Ineos Михал Квятковски  (Michał Kwiatkowski) разочарован тем, как прошёл сезон 2019 года. Он не одержал ни одной победы, не стал стартовать на домашнем Туре Польши и завершил сезон в начале октября, отказавшись от участия в чемпионате мира.  В интервью Cyclingnews Михал Квятковски рассказал о самых трудных моментах сезона и о планах на 2020 год.

Михал Квятковски: «Накопившаяся усталость – причина неудачного сезона 2019 года»

— Как оцениваешь сезон 2019 года?

— Он прошёл не так, как планировалось. В первой части я выступал хорошо, но ни разу не добился желаемого результата. Досадно, потому что у меня шла нога, я мог бороться за победы в некоторых гонках. Таков спорт. Я принял ситуацию, постарался подготовиться ко второй части сезона с Туром, чемпионатом мира, но, если честно, уже весной я чувствовал небольшую усталость после предыдущего сезона 2018 года.

  Я пытался что-то сделать ради результатов в 2019 году, строя работу на заполненной гонками программе с Критериумом Дофине, чемпионатом Польши, Тур де Франс, Туром Польши, Вуэльтой Испании и чемпионатом мира. Было тяжело, но мы планировали сделать большой шаг вперёд на основе количества гоночных километров и формы, которую я показал в 2018 году.

  Хотя зимой я чувствовал себя великолепно, на самом неделе я не восстановился полностью после прошедшего сезона. Скажем так, лучшим доказательством моей теории стало выступление в гонках второй части сезона – на Тур де Франс. Я был готов на 100%, сделал абсолютно всё, не совершал ошибок во время подготовки, но Тур доехал ползком. Не был похож сам на себя. Тело просто вопило, требуя отдыха. Поэтому я должен был свернуть всю программу конца сезона. Я очень надеялся на участие в чемпионате мира, но решил пропустить и его, и Тур Польши. Много недель после Тур де Франс меня не покидала усталость, я просто пытался выжить до конца сезона.

— Расскажи побольше о Тур де Франс, потому что мы привыкли видеть, что в горах ты едешь впереди.

— На Критериуме Дофине в горах чувствовал себя довольно хорошо, особенно последние три дня гонки. Подумал, что на верном пути. Да и Тур де Франс я начал хорошо, до первого дня отдыха летал на велосипеде, но с 11 этапа стал сам не свой. И чувствовал себя так не только в горах, мне было тяжело везде, когда надо было ехать, прилагая большие усилия. Опыт оказался тяжёлым. Я старался помогать как можно больше, но не был доволен своим выступлением. Опыт был трудным, но мы это пережили.

— Какой момент был самым трудным?

— Вся последняя неделя, когда ты едешь гонку, но не способен даже помогать…Когда Эган надел жёлтую майку, мне уже было тяжело ехать тот этап от самого старта. Да, у тебя могут быть спады и подъёмы, но когда ты полностью не на своём уровне, это совсем другое. Так что последняя неделя была самой тяжёлой.

— Ты сразу понял, что причина в накопившейся усталости?

— Я не вижу других причин. Я профессионал на 100%, знаю, какой была моя подготовка к Тур де Франс. Я не болел, так что это могла быть та хроническая усталость, которая накапливается в течение многих месяцев. Я бы определи это так.

— Должно быть, состояние было очень серьёзным, раз ты пропустил Тур Польши и чемпионат мира.

— В конце концов со мной люди, которые меня всегда поддерживают – мой тренер и команда. Они знают, как много я работаю, чего хочу достичь. И они поддерживают меня в любом случае, выступаю я или нет. Великолепно, что со мной такие люди, когда мне тяжело. Принять решение было трудно, но оно верное, потому что, полагаю, если бы я поехал на чемпионат мира, это была бы катастрофа. Было здорово нажать кнопку перезагрузки и думать о следующем сезоне.

— Каков был план после Тур де Франс, потому что ты продолжал участвовать в гонках?

— Я просто старался сократить объём и интенсивность, чтобы восстанавливаться как можно быстрее. Мы в профессиональном спорте, где ты не можешь лечь на кровать в ожидании следующего сезона. Надо продолжать что-то делать, помогать ребятам выигрывать гонки. Я хотел оставаться в работе, не было желания лежать на пляже. Но мне было не так легко, потому что оказываешься в группетто, например, когда ехал гонку в Германии. И это совсем не весело. Но если ты можешь принять причины происходящего, знаешь, что это временно, то всё в порядке.

— Я был поражён цитатой, когда ты объявил об изменении программы, сказав: «Надеюсь, вскоре я снова смогу находить радость от велосипеда». Ты утратил любовь к велоспорту?

— Радость потерял точно. На последней неделе Тур де Франс никакой радости не было, откуда ей быть, когда так мучаешься. Я здесь, чтобы побеждать в гонках и чувствовать себя великолепно в седле велосипеда. Когда ехал в группетто, не считал, что нахожусь там, где надо. Должно быть желание сесть на велосипед, даже если просто собираешься на нём проехаться, вне зависимости от графика тренировок. Сейчас это желание вернулось. Даже когда мы с Крисом Фрумом поехали в 6 утра на тренировку, это было не из-за того, что тренировка стояла у нас в расписании. Мы просто хотели поехать.

— Теперь чувствуешь себя обновлённым?

— Пока что чувствую себя отлично. Мне был необходим этот перерыв. Я уже ощущаю свежесть, думаю о следующем сезоне, который, возможно, начну с Тура Даун Андер. Я гонялся за этим ощущением с Тур де Франс-2019. Сейчас даже чувствую, что мне не нужен перерыв межсезонья, потому что я наслаждаюсь выездами на пару часов в день. Это именно то, что мне нужно сейчас. Уже с нетерпением жду следующий сезон.

— Какие планы на 2020 год?

— Частично по этой причине я решил приехать в Сайтаму, и решил в последний момент, потому что у меня был шанс провести разведку олимпийской трассы. В следующем году это моя большая цель. Я хочу быть готов к Олимпиаде после Тура, который, надеюсь, поеду. Если закончу Тур в такой форме, в которой был в 2017 и 2018, то уверен, что смогу хорошо выступить на Олимпиаде-2020.

  Моя программа гонок поменяется не слишком сильно. Я начну сезон немного раньше, потому что, теоретически, сезон 2019 года я закончил на Тур де Франс. Поэтому следующий  сезон для меня начнётся раньше, с Тура Даун Андер. Но программа будет похожа на прошлые годы, возможно, поеду Альгарве, Страде Бьянке, Тиррено-Адриатико, Милан-Сан-Ремо, а потом Арденнские классики.

— Что ты выяснил об олимпийской трассе?

— Когда мы поехали её смотреть, была ужасная погода. Мы проехали Фудзи в машине, а на велосипедах последние 60 км. Моё мнение – перевал Микуни за 30 км до финиша станет решающим в гонке. Это 7 км со средним градиентом 10%. После 190 км гонки проходить его будет очень тяжело. На финише не увидим большой группы. Дороги великолепные по сравнению с Рио, где мы проходили опасный спуск. Здесь спуск не очень сложный технически, так что выиграет тот, у кого лучше пойдёт нога.

— Что для тебя значит Олимпиада?

— Выступать в сборной своей страны – великолепная возможность. Поэтому я почти заплакал, когда не смог стать частью сборной в Йоркшире. Я знаю, насколько великолепно выступать вместе с Рафалом Майкой, который в Рио выиграл бронзу. Мне бы хотелось быть в своей лучшей форме, чтобы бороться за Польшу в Токио.

— Дистанция чемпионата мира в Швейцарии тоже холмистая и, похоже, хорошо тебе подходит.

— Это так далеко, слишком далеко. Мне надо сначала проехать весенние гонки, потом Олимпиада – моя вторая цель. Поэтому я не заглядываю так далеко вперёд. Сезон будет долгим, уверен, что два Гран-тура я не поеду. И ещё уверен, оглядываясь на сезоны 2017 и 2018 годов, что если найду хороший баланс, не испорчу подготовку к сезону, то смогу выступать весь сезон.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here