oformiti zayavku na zaym

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Изнанка оружейных рынков

В интервью газете «Коммерсантъ» Дмитрий Шугаев как всегда рассказал о «победах». Однако на этот раз глава ФСВТС РФ признал, что сложности с военным экспортом всё же существуют. Насколько правдив был директор федеральной службы, попробуем разобраться, проанализировав соответствующие публикации.

«Добросовестная» конкуренция

Утверждая, что на протяжении последних лет экспорт российских вооружений удаётся удержать на уровне $15 млрд., Дмитрий Шугаев посетовал изданию «Коммерсантъ» на недобросовестную конкуренцию на оружейном рынке. Скорее всего, директор федеральной службы имел в виду конкуренцию со стороны западных «партнёров». Подробностей он не привёл. Для её оценки необходимо знать все нюансы сложных схем военной торговли.

Но вот то, что ФСВТС РФ оценить может – это внутренняя конкуренция, которую, по всей видимости, руководство службы считает «добросовестной». По крайней мере, информацию о ней, в силу своего положения как контрольного органа в сфере ВТС федеральная служба имеет в полном объёме. Но, видимо, бороться с такой конкуренцией она не заинтересована, так как «разводки» между российскими субъектами ВТС, вполне возможно, позволяют руководству ФСВТС РФ надеется на нечто большее, чем казённое содержание. Ранее опубликованная «Версией» серия исследований о «бескорыстной» дружбе заместителя директора службы Анатолий Пунчука и Виктора Токаренко, подталкивают к мысли, что это не единственный случай.

И действительно, если обратиться к письму компании «Helikaz S.A.», направленному 20.08.2014 года (после очередного введения санкций против России) в адрес бывшего генерального директора АО «Рособоронэкспорт» (РОЭ) Анатолия Исайкина и ныне здравствующего его заместителя Бориса Калёнова, то из него следует, что именно российские субъекты ВТС конкурируют между собой на внешних рынках.

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

В письме говорится о «добросовестной» конкуренции российских субъектов ВТС в Колумбии. При этом, что примечательно, тогда бывший гендиректор РОЭ, конкурировал с нынешним – Александром Михеевым. Речь идёт о конкуренции головного российского военного экспортёра с АО «Вертолёты России» (ВР), которое в 2014 году возглавлял Александр Михеев.

Агент РОЭ сообщает, что представитель ВР в Колумбии Оскар Перес (Oskar Pérez), а также кампании «Helisky» и «Vertical de Aviación» при содействии, российского вертолётного холдинга, требуют от колумбийского заказчика отказаться от работы с РОЭ. При этом, со ссылкой на компанию «Helisky» утверждается, что в переговорах с колумбийскими военными было заявлено, что «…через ОАО «Вертолёты России» они могли бы обеспечить любые потребности армейской авиации указанной страны в поставках и ремонте вертолётного имущества на более выгодных, чем у ОАО «Рособоронэкспорт» ценовых условиях и предложить заказчику меньшие сроки поставки и ремонта имущества». Авторы письма утверждают, что «…при теневой поддержке ОАО «Вертолёты России» пытаются убедить командование армейской авиации сухопутных войск Колумбии в необходимости перехода в будущем к закупке исключительно вертолётов Ми-17 в гражданской версии, а также аннулировать межправительственное Соглашение в сфере ВТС между Колумбией и Россией». Учитывая, что межправительственные отношения в сфере ВТС лежат в зоне ответственности ФСВТС РФ, ознакомившись с письмом, можно говорить о том, что конкретный субъект ВТС проводил линию против государственных интересов, курируемых ФСВТС РФ. Думаете последовали оргвыводы? Напротив, через несколько лет Александр Михеев возглавил РОЭ, с которым он ранее очень «добросовестно» конкурировал в Колумбии.

Там же говорится, что «…союзником в противостоянии АО «Рособоронэкспорт» в Колумбии является компания «Vertical de Aviación», в руководстве которой числятся советники из США». Но видимо и это не смущало тогдашнего гендиректора холдинга – ведь ему нужны были индивидуальные (то есть от лица ВР) финансовые показатели.

Примечательно, что и ВР и РОЭ входят в структуру РОСТЕХа. Но даже всемогущий Сергей Чемезов, видимо, вынужден был не замечать внутренние разборки своих подразделений. Хотя тот же Чемезов называет санкции США против России недобросовестной конкуренцией. Получается, что подотчётные ему холдинги, с помощью компании, имеющей в руководстве советников из США, конкурируют исключительно добросовестно.

Эта «добросовестная конкуренция», как следует из письма – обещает заказчику поставку вертолётного имущества и услуг по демпинговым ценам.

Письмо заканчивается просьбой: «…обратиться в ФСВТС России по вопросу принятия мер по недопущению случаев недобросовестной конкуренции на рынке Колумбии между российскими предприятиями». Была ли реакция ФСВТС РФ? История это умалчивает…

Так что прежде чем говорить о недобросовестной конкуренции со стороны западных стран, Дмитрию Шугаеву следовало бы разобраться с подобными случаями в России.

Но каким образом он может это сделать, если его собственный заместитель Анатолий Пунчук совместно с «Вертолётами России» и Виктором Токаренко буквально под его руководством стоят подобные схемы, «выталкивая» РОЭ теперь уже с афганского рынка.

Благотворительность или всё-таки торговля?

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Сможет ли Россия удержать позиции на мировом оружейном рынке в условиях санкций и внутренней конкуренции субъектов ВТС

Но вернёмся к интервью Дмитрия Шугаева изданию «Коммерсантъ». На вопрос корреспондента об итогах 2018 года директор ФСВТС РФ сказал, что подсчёт ещё не окончен, но «…произведены поставки вооружения и оказание услуг в области ВТС в интересах заказчиков из порядка 50 стран». При этом, из сказанного так и не понятно – а сколько валютной выручки поступило в страну? Это так и осталось, как говорится, «за скобками». А ведь это самый интересный вопрос. Если Шугаев говорит про санкции, то как быть с расчётами? Ведь и РОЭ, и холдинги, любезно созданные РОСТЕХом, чтобы американцам легче было налагать санкции на целые отрасли, подверглись финансовым ограничениям со стороны Минфина США. И, как показывает практика, многие страны не хотят осложнять свои отношения с США, которые в их экономиках играют значительную роль.

Интернет ресурс finanz.ru (Finanzen.net GmbH) утверждает, что за российское оружие якобы перестали платить. Если верить данной публикации: «Поставки российского оружия за рубеж постепенно переходят в бесплатный режим на фоне санкций США против «Рособоронэкспорта», блокирующих для компании долларовые расчёты». Со ссылкой на Федеральную таможенную службу РФ, аналитики Райфайзенбанка утверждают, что поставка оружия осуществляется «по низким ценам или бесплатно».

Там же утверждается, что «по данным Госдепартамента, США удалось заблокировать 20% сделок Рособоронэкспорта на общую сумму 3 млрд долларов». То есть, из объявленных Шугаевым $15 млрд., как минимум 3 возможно будет компенсированы из российского бюджета? Что же это за успех? И кому нужна такая торговля? Всё это в конечном итоге выльется для населения страны в повышении всевозможных поборов и ростом налоговой нагрузки.

Как утверждается в этом же материале, по данным Jane’s «…по итогам 2018 года Россия заработала на продаже оружия 8,48 млрд долларов, оставшись на втором месте после США (32,75 млрд долларов)». А это немногим более половины заявленной Дмитрием Шугаевым цифры. Видимо, именно поэтому директор ФСВТС РФ на вопрос корреспондента издания «Коммерсантъ» отвечал столь витиевато. Интересно, что будет доложено Владимиру Путину в конечном итоге, – озвученные $15 млрд. или реальные цифры поступления в страну валютной выручки?

Способны ли российские чиновники от ВТС противостоять вызовам?

По прогнозам Jane’s к «2020-му году российские вооружения потеряют около 17% от нынешней доли на рынке с падением продаж до 6,85 млрд долларов». Способна ли российская система ВТС противостоять давлению? Анализируя «откровения» директора службы, которая отвечает за политику в этой сфере, напрашивается вывод – с трудом…

Например, на вопрос корреспондента «Какую главную задачу ставите себе на 2019 год?», Дмитрий Шугаев отвечает: «Главную задачу, которую мы, несмотря ни на что, продолжаем осуществлять, – это продвижение нашей продукции на рынки, вне зависимости от того, каковы внешние обстоятельства работы». Хотеть, конечно же, не вредно. Как решали эту задачу «вне зависимости…» в 2018 году мы описали выше. При этом экспертные оценки значительно разнятся с подсчётами федеральной службы. Ну если, конечно же, раздавать оружие просто так, а участникам ВТС компенсировать выручку из бюджета, то возможно вся эта система какое-то время просуществует.

Но если говорить о реалиях, то для того, чтобы удержать объёмы экспорта в условиях санкций необходимо провести полную реновацию российской системы ВТС в соответствии с существующими внешними факторами.

Нынешняя система ВТС, состоящая из головного российского экспортёра и ряда отраслевых холдингов, наделённых правом ВТС, идеально подходит для санкций. Достаточно наложить ограничения на эти организации и экспортное окно для целых отраслей окажется наглухо закрытым. Процесс холдингостроительства, у истоков которого стояли нынешний торгово-промышленный министр Денис Мантуров и гендиректор РОСТЕХа Сергей Чемезов не предполагал наличия санкций. Сама идея построения отраслевых холдингов, скорее всего, обуславливалась необходимостью формирования и контроля «откатооблагаемой» базы, которая слагалась из бюджетных средств при выполнении внутреннего заказа и средств от экспорта. И если в нынешних условиях с формированием такой базы по гособоронзаказу проблем не возникает, то вот с экспортом сложнее. Базу-то сформировать можно, да только средства от экспорта на находящиеся под санкциями холдинги получить будет сложно.

Решение найти можно и оно достаточно простое – расформировать холдинги или сосредоточить в них исключительно контрольные функции, в разы уменьшив их численность, а предприятиям обеспечить самостоятельный выход на внешний рынок. При этом саму контрольную функцию ФСВТС РФ придётся значительно пересмотреть, чтобы эта организация не была дополнительным стопором для российской промышленности, по сути, дополняя внешние санкции. Но тогда её придётся тоже существенно подсократить.

Проблема лишь в том, что политику в области ВТС разрабатывает и докладывает Владимиру Путину именно федеральная служба. Поэтому ждать от неё реальных практических предложений не стоит. Судя по интервью Дмитрия Шугаева, в нынешних условиях ФСВТС РФ будет занята исключительно самосохранением. А значит, из года в год будут докладывать президенту о «победах» а потом через Минпромторг «выбивать» компенсации из бюджета за недополученную валютную выручку.

А когда закончится бюджет, можно будет отдать территорию разорённых промышленных предприятий под жилищную и офисную застройку. Примерно этим и сейчас занимаются холдинговые структуры созданные Денисом Мантуровым. А при полном отраслевом развале строить можно будет более активно.

Это, конечно, путь в никуда, но такова уж нынешняя российская реальность…