oformiti zayavku na zaym

Владимир Путин — 20 лет спустя

Владимир Путин — 20 лет спустя

Владимир Путин — 20 лет спустя

9 августа исполнилось  ровно два десятилетия с того момента, как Владимир Путин начал управлять Россией. 9 августа 1999 года президент Борис Ельцин записал обращение, в котором официально назвал его  своим преемником, а уже через неделю после заявления Ельцина Путин был утвержден Госдумой в качестве премьер-министра.  В следующем году избран президентом России. Что принесли эти 20 крайне непростых и неоднозначных лет России и миру? Какая она — эпоха Путина?

 

 Вполне ожидаемо в отечественных и мировых   СМИ этой круглой дате посвящено множество публикаций, причем самого разного толка — от брызжущих ядом и сочащихся ненавистью истерических выступлений либералов (как российских, так и зарубежных), до восторженных панегириков, переходящих уже все грани приличия и здравого смысла. Читать первые — гадко, вторые — смешно. Уверен, сам Владимир Владимирович от таких восхвалений морщится, как от зубной боли. Перечислять все достижения и неудачи страны за это стремительно промчавшееся сквозь нас время — не хватит никого места — в одной публикации точно. Попробуем просто вспомнить главное — по возможности, объективно и коротко. хотя бы главные вехи, основные цитаты и самые яркие впечатления.

 

Так уж вышло, что страну Путин принял погрязшей в войне. И не просто войне, а конфликте, который вполне мог (и должен был, по замыслу тех, кто его затевал и впоследствии поддерживал) стать отправной точкой окончательного демонтажа России, ее разрыва на крошечные, бессильные и погруженные в хаос «удельные княжества». Теракты, зверские убийства, захват в заложники детей… Казалось, страна с разваленными стараниями «демократизаторов» армией и прочими силовыми структурами ничего не сможет с этим сделать. Путин смог. Тогда же и родилась первая его фраза, ставшая, воистину, крылатой: «Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим, в конце концов. Все, вопрос закрыт окончательно». 

 

Время показало, что Владимир Владимирович вообще обладает редкой для государственного деятеля его уровня способностью — говорить, что думает. Не успел запад вдоволь наплясаться на свежей еще относительно могиле Советского Союза, как он выдал: распад СССР был крупнейшей геополитической катастрофой прошлого века. Самое замечательное, что даже злобное шипение «демократической общественности» всего мира не заставило его впоследствии отказаться от собственной позиции: «Я часто слышал критику в свой адрес по поводу того, что я сожалею по поводу развала Советского Союза. Во-первых, и самое главное, заключается в том, что после развала Советского Союза 25 миллионов русских людей в одну ночь оказались за границей, и это реально одна из крупнейших катастроф XX века.» 

 

Правда кое для кого впечатление было подпорчено другой фразой: «Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы». Но это, скорее, не отступление, а горькая констатация трагического факта. Вообще говоря, Путин  все два десятилетия отличался и отличается тем, что сохраняет за собой способность проявлять эмоции. Слезы на День Победы, во время исполнения гимна Советского Союза или на День милиции  — под песню, посвященную погибшим сотрудникам. Слезы и перехваченное горло на Манежной в момент победы на третьих президентских выборах… Такое может позволить себе только очень сильный человек — и очень живой. Путин за два десятилетия каким-то образом умудрился не «забронзоветь», не превратиться в памятник самому себе… Не каждому, достигшему его положения, это дано.

 

Речи Путина… Его программные выступления, после которых мир замирал в изумлении, долго вникал в смысл сказанного и еще дольше отказывался верить в то, что понял. 10 февраля 2007 года,  Мюнхенская конференция по вопросам безопасности: «Не нужно корчить из себя Господа Бога и решать за все народы все их проблемы!» Это был прямой вызов Западу, прежде всего Соединенными Штатам. «Он не посмеет!» — надменно решили там. Еще как посмел… Дальше был 2008 год, и Цхинвал, после которого весь мир понял — безнаказанно убивать русских и их союзников больше не получится. Да, претензии на возвращение к статусу мировой державы приходится подкреплять огнем и кровью, сталью и свинцом. Или, как минимум, готовностью к защите своих интересов любыми силами и средствами. 

 

 

Крым и Сирия стали окончательными «точками невозврата», после которых между Россией и Западом пролегла пропасть. Страх и ненависть — с одной стороны и спокойная уверенность в своих силах — с другой. По-другому больше не будет. «Однополярный мир», выпестованный Вашингтоном, приказал долго жить. Об этом Путин открытым текстом сказал в другой «программной речи» — на  заседании клуба «Валдай» в Сочи в 2014 году. А в нынешнем году в интервью  журналистам британской газеты Financial Times, данном в преддверии Саммита G20 в Осаке Владимир Владимирович до кучи отправил «на свалку истории» еще и либерализм: .«Либеральная идея устарела. Она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения!» Эффект был просто потрясающим. С чем его сравнивать, кроме как с массовой истерикой в обезьяннике, я даже и не знаю. 

 

Сегодня, двадцать лет спустя, итоги «эпохи Путина» вполне ощутимы и, более того, осязаемы. Уровень жизни абсолютного большинства людей улучшился. Благодаря «нефтедолларам» или все-таки оттого, что Путин «отогнал от кормушки» самых жадных и ненасытных олигархов, мнивших себя полными хозяевами России — каждый волен судить сам. Наша страна перестала быть марионеткой Запада — правда, кое-кому в ней как раз это и не нравится. Кто-то недоволен Путиным потому, что «свободы мало», кто-то, оттого, что «не прижал всех вражин к ногтю», Кто-то ругает его за то, что он не бросил  в 2014 году Крым, а кто-то — за то, что тогда же не взял Киев. На всех не угодишь… Недовольные будут всегда, однако если завтра вдруг в стране объявят внеочередные президентские выборы, то победит на них… Ну, вы знаете, кто.

 

 

О Сталине когда-то было сказано: «Он принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой». Россия досталась Владимиру Владимировичу не с сохой, конечно, но с в состоянии близком к развалу — точно. Разграбленная чуть ли не до донышка экономика, уничтоженные армия и ВПК, утративший веру и надежду на будущее народ… 20 лет спустя мы видим «Русскую весну», «Бессмертный полк», самый меньший после 1991 года внешний долг и гиперзвуковое оружие, от которого на Западе икают и трясутся по сей день. Нет, ну это уже кое-что, не правда ли? И Путин пока страну не оставляет. Любители Дюма помнят, какой роман идет вслед за «20 лет спустя». Посмотрим. Во всяком случае, продолжение следует — это однозначно.

 

Александр Неукропный специально для Planet Today